Социализм запрещается?
Социализм запрещается?
5 апреля 2024 года Российское социалистическое движение было признано «иностранным агентом». Какую роль сыграла эта организация в российской левой политике? Что стало причиной признания ее «иноагентом»? Вместе с участниками и участницами Движения мы вспоминаем его историю последнего десятилетия

5 апреля 2024 года Российское социалистическое движение было признано «иностранным агентом». Это стало первым прецедентом фактического запрета властями левой организации: очевидно, что репрессивный антидемократический путинский закон не оставляет никакой возможности для какого-либо политического активизма под этим названием. Тем не менее если относится к «иноагенству» как к своеобразной оценке со стороны режима, то она является вполне заслуженной. За тринадцать лет своей истории РСД последовательно выступало против военной агрессии, диктатуры и бесправия трудящегося большинства. Редакция «После.Медиа» обратилось к трем участникам организации, чтобы вспомнить все этапы ее пути, во многом совпадающими с политической историей России последнего десятилетия.

Илья Будрайтскис, политический философ, историк

Учредительный съезд Российского социалистического движения состоялся весной 2011 года. Это был момент, предшествовавший большим политическим событиям, во многом изменившим ход истории страны: уже в сентябре Путин объявит о своем возвращении на пост президента, а в декабре в Москве начнутся «болотные» протесты. Символично, что съезд новой организации, объединившей несколько социалистических групп, прошел в зале впоследствии  уничтоженного властями Сахаровского центра. 

В принятом тогда манифесте РСД, утверждалось: «российское левое движение оказалось в ситуации, когда… углубляется кризис политической системы, растет запрос на политическую альтернативу в самых широких слоях общества». Создаваемое движение, таким образом, не пыталось представить себя как носителей единственно верной революционной программы и не рассматривало собственное организационное строительство как самоцель. Наша задача была в том, чтобы дать старт процессу создания широкого объединения левых сил, которое стало бы независимым социалистическим полюсом в будущем массовом оппозиционном движении. Ближайшее будущее доказало справедливость этого анализа. 

10 декабря 2011 года на первом многотысячном митинге на Болотной площади РСД было представлено внушительной колонной, а тираж специального выпуска нашей газеты разлетелся за считанные минуты. На протяжении последующих месяцев РСД принимало самое активное участие во всех ключевых событиях поднимающегося протестного движения: представители организации выступали на митингах в Москве и Петербурге, на протяжении двух недель знаменитого «Оккупай Абай» мы издавали ежедневную газету, участвовали в выборах в Координационный совет оппозиции и даже совершали агитационные рейды на митинги в поддержку Путина (на которые тогда, как и сейчас, массово сгоняли подневольных работников бюджетных учреждений). В этот период состав организации сильно менялся: на волне протестов мы привлекли новых товарищей, но потеряли ряд старых, критиковавших тактику активного участия в массовом демократическом движении. Наша позиция — неразделимость борьбы за социальные перемены и базовые демократические права — уже тогда сильно выделялась на фоне сталинистских и сектантских групп, недооценивавших опасность сползания страны к открытой диктатуре.

После аннексии Крыма и российского вмешательства на Донбассе РСД однозначно выступило против имперских авантюр путинского режима, жертвами которых стали не только украинцы, но простые россияне. На антивоенный марш в Москве весной 2014 года колонна РСД вышла под лозунгом «За войну всегда платит народ» — сегодня, на третий год полномасштабной войны, унесшей сотни тысяч жизней, это утверждение звучит особенно правдиво. В 2014-2015 годах, на фоне разгоняемой властями шовинистической истерии, РСД не боялось идти против течения, постоянно повторяя в своей агитации: «главный враг сидит в Кремле».

Кирилл Медведев, поэт, переводчик, музыкант

С 2017 года у РСД происходил муниципальный и электоральный поворот. В 2017-м мы участвовали в муниципальных выборах в Москве, а в 2019-м присоединились к кампании Сергея Цукасова в Мосгордуму. Цукасов — демократический левый, который на тот момент несколько лет успешно действовал в районной политике, был главой оппозиционного районного совета Останкино. Сергея поддерживала КПРФ, он имел все шансы на победу, поэтому незадолго до дня голосования его сняли с гонки по сфабрикованному обвинению. Мы выходили на большие митинги в Москве с требованием восстановить его и других снятых оппозиционных кандидатов. В итоге штаб Сергея поддержал кандидата от «Яблока», который общими усилиями победил одиозную административную кандидатку. Это был хороший пример межоппозиционного взаимодействия в округе. С тех пор мы много участвовали в районных акциях в Останкино.

В 2021 году мы включились в кампанию Михаила Лобанова в Мосгордуму. Наши активисты занимались самым разными вещами — от формулирования повестки и редактирования районной газеты до полевой работы. Кампания Лобанова показала, что социалист, собравший на свою кампанию самых разных конструктивно настроенных единомышленников, может стать общеоппозиционным лидером в огромном округе с миллионным населением. Мы работали и с другими левыми депутатами и политиками например, с Виталием Боварем в СПб, выдвигали своих кандидатов, например, Кирилла Шумихина в Ижевске. В 2022 году мы поддерживали близкий нам проект «Выдвижение».

Выборы — возможность работать в проекте с расписанным графиком и достижимым результатом. Это необходимый опыт для левых групп, которые обычно действуют в чрезвычайном, реактивном режиме, пытаясь отвечать на хорошо спланированные, поддержанные огромными ресурсами инициативы власти. Кроме того, выборы — это возможность контакта с жителями, которые, несмотря на массовую деполитизированность, испытывают гораздо больше доверия и интереса к кандидату в депутаты и его команде, чем к сторонним активистам, чьи цели и мотивы для людей чаще всего непонятны и подозрительны.


Становиться публичным политиком, всерьез участвовать в выборах, бороться за роль народного представителя — личное решение человека, серьезный и обычно неотменимый жизненный выбор. Левые организации в РФ практически не порождают политиков, туда приходят за другим: за групповой идентичностью, за коллективной борьбой за большие революционные программы. Высокие ставки при отсутствии адекватных средств часто оборачиваются выгоранием и разочарованием.

Поэтому так важна общая работа левых политиков с их электоральной, медийной практикой и активистских групп с их теоретическим, историческим, идейным горизонтом. Выборы — основная площадка такого сотрудничества и то, чем нам еще предстоит заниматься в том или ином варианте, но, конечно, это не самоцель. Итогом должно стать формирование общей среды и в итоге общей организации — из политиков, активистов, экспертов, из тех, кто с пользой для себя прошел через сотрудничество с КПРФ, и тех, кто всегда был настроен на создание альтернативной левой инфраструктуры. Полномасштабная война нарушила многие планы, но и ускорила консолидацию здоровых — антивоенных и демократических — левых сил. РСД всегда инициировало этот процесс и сейчас играет в нем особенную роль.

Саша Давыдова, активистка РСД

В день начала полномасштабного вторжения в Украину участники и участницы РСД вышли на уличные протесты против войны. Вспоминаю, как мы спешно печатали листовки и раздавали их на улицах, стояли в одиночных пикетах. Некоторых забрали в автозаки. Протесты прошли, но уже в тот же день было очевидно, что война кардинально меняет условия игры. Политические изменения в системе поставили любые организованные политические действия в еще более жесткие репрессивные рамки, нежели когда-либо ранее.

Существуя внутри законодательства военного времени, нам пришлось приспосабливаться к новым реалиям. С 24 февраля одними из основных задач стали: не подставить товарищей, обеспечить безопасность, сохранить организацию. Встал вопрос, как действовать, но РСД во время войны осталось верно себе. Участники и участницы движения делали выбор — уезжать из России или не уезжать, но большинство из них осталось в активизме.

С 2022 года РСД выросло как левое медиа, и наша повестка тоже расширилась. Мы начали больше думать и говорить о деколониальности, стараться сдвинуть оптику дискуссии внутри оппозиции влево. Мы продолжили вкладывать силы в профсоюзную повестку и поддерживать независимые профсоюзы. Наши активистки ярко продвигали соц.феминисткую повестку: сделали зин о материнстве, выходили на акции против гендерного насилия, устраивали агитационные кампании против консервативных атак на женскую телесную автономию. В просветительской сфере РСД проводило школы для сторонни:ц, устраивало ридинги. Мы работали над тем, чтобы не замыкаться на самих себе, не оставаться в изоляции, а сдвигать оппозиционный дискурс в сторону леводемократической повестки: говорить о вопиющем неравенстве, писать о забастовках и о нарушении трудовых прав, агитировать против ультраправого насилия и так далее.

В разных городах происходило также и горизонтальное объединение с другими инициативами и фондами для мероприятий вроде гуманитарных сборов женщинам, заключенным в российских тюрьмах, или сборов для написания писем политзаключенным. Продолжилось наше участие в городских кампаниях против реновации и застройки парков в Санкт-Петербурге.

За рубежом РСД выстраивало интернациональные солидарные связи с другими левыми организациями. Вне России активист:ки могли себе позволить открыто выйти с лозунгами против империализма, на Первомай встать в один ряд в профсоюзами, организовывать антифашистские демонстрации и акции солидарности с российскими политзаключенными.

Иноагентство стало местью именно за акцию «Справедливый мир» во время президентских «выборов». Эта кампания была за голос против всех и одновременно социалистической программой-минимум, которая объединила левых в коалицию (а объединиться левым — это само по себе успех). Кампания за справедливый мир сочетала в себе легальное политическое действие и активную полевую агитацию, которая при этом не легитимировала так называемые выборы, полностью срежиссированные Кремлем. Я считаю, что их итоги показывают, что наша позиция оказалась наилучшей из имеющихся, поскольку ставка на одного из искусственных кандидатов (в частности, Даванкова) никогда не могла стать зеркалом протестных настроений. Кампания «Справедливый мир» была направлена на объединение и политизацию голосов требующих мира, равенства и справедливости. И этот потенциал не будет утерян.

Поделиться публикацией:

Книжный рынок в России
Книжный рынок в России
Экология или этничность?
Экология или этничность?

Подписка на «После»

Социализм запрещается?
Социализм запрещается?
5 апреля 2024 года Российское социалистическое движение было признано «иностранным агентом». Какую роль сыграла эта организация в российской левой политике? Что стало причиной признания ее «иноагентом»? Вместе с участниками и участницами Движения мы вспоминаем его историю последнего десятилетия

5 апреля 2024 года Российское социалистическое движение было признано «иностранным агентом». Это стало первым прецедентом фактического запрета властями левой организации: очевидно, что репрессивный антидемократический путинский закон не оставляет никакой возможности для какого-либо политического активизма под этим названием. Тем не менее если относится к «иноагенству» как к своеобразной оценке со стороны режима, то она является вполне заслуженной. За тринадцать лет своей истории РСД последовательно выступало против военной агрессии, диктатуры и бесправия трудящегося большинства. Редакция «После.Медиа» обратилось к трем участникам организации, чтобы вспомнить все этапы ее пути, во многом совпадающими с политической историей России последнего десятилетия.

Илья Будрайтскис, политический философ, историк

Учредительный съезд Российского социалистического движения состоялся весной 2011 года. Это был момент, предшествовавший большим политическим событиям, во многом изменившим ход истории страны: уже в сентябре Путин объявит о своем возвращении на пост президента, а в декабре в Москве начнутся «болотные» протесты. Символично, что съезд новой организации, объединившей несколько социалистических групп, прошел в зале впоследствии  уничтоженного властями Сахаровского центра. 

В принятом тогда манифесте РСД, утверждалось: «российское левое движение оказалось в ситуации, когда… углубляется кризис политической системы, растет запрос на политическую альтернативу в самых широких слоях общества». Создаваемое движение, таким образом, не пыталось представить себя как носителей единственно верной революционной программы и не рассматривало собственное организационное строительство как самоцель. Наша задача была в том, чтобы дать старт процессу создания широкого объединения левых сил, которое стало бы независимым социалистическим полюсом в будущем массовом оппозиционном движении. Ближайшее будущее доказало справедливость этого анализа. 

10 декабря 2011 года на первом многотысячном митинге на Болотной площади РСД было представлено внушительной колонной, а тираж специального выпуска нашей газеты разлетелся за считанные минуты. На протяжении последующих месяцев РСД принимало самое активное участие во всех ключевых событиях поднимающегося протестного движения: представители организации выступали на митингах в Москве и Петербурге, на протяжении двух недель знаменитого «Оккупай Абай» мы издавали ежедневную газету, участвовали в выборах в Координационный совет оппозиции и даже совершали агитационные рейды на митинги в поддержку Путина (на которые тогда, как и сейчас, массово сгоняли подневольных работников бюджетных учреждений). В этот период состав организации сильно менялся: на волне протестов мы привлекли новых товарищей, но потеряли ряд старых, критиковавших тактику активного участия в массовом демократическом движении. Наша позиция — неразделимость борьбы за социальные перемены и базовые демократические права — уже тогда сильно выделялась на фоне сталинистских и сектантских групп, недооценивавших опасность сползания страны к открытой диктатуре.

После аннексии Крыма и российского вмешательства на Донбассе РСД однозначно выступило против имперских авантюр путинского режима, жертвами которых стали не только украинцы, но простые россияне. На антивоенный марш в Москве весной 2014 года колонна РСД вышла под лозунгом «За войну всегда платит народ» — сегодня, на третий год полномасштабной войны, унесшей сотни тысяч жизней, это утверждение звучит особенно правдиво. В 2014-2015 годах, на фоне разгоняемой властями шовинистической истерии, РСД не боялось идти против течения, постоянно повторяя в своей агитации: «главный враг сидит в Кремле».

Кирилл Медведев, поэт, переводчик, музыкант

С 2017 года у РСД происходил муниципальный и электоральный поворот. В 2017-м мы участвовали в муниципальных выборах в Москве, а в 2019-м присоединились к кампании Сергея Цукасова в Мосгордуму. Цукасов — демократический левый, который на тот момент несколько лет успешно действовал в районной политике, был главой оппозиционного районного совета Останкино. Сергея поддерживала КПРФ, он имел все шансы на победу, поэтому незадолго до дня голосования его сняли с гонки по сфабрикованному обвинению. Мы выходили на большие митинги в Москве с требованием восстановить его и других снятых оппозиционных кандидатов. В итоге штаб Сергея поддержал кандидата от «Яблока», который общими усилиями победил одиозную административную кандидатку. Это был хороший пример межоппозиционного взаимодействия в округе. С тех пор мы много участвовали в районных акциях в Останкино.

В 2021 году мы включились в кампанию Михаила Лобанова в Мосгордуму. Наши активисты занимались самым разными вещами — от формулирования повестки и редактирования районной газеты до полевой работы. Кампания Лобанова показала, что социалист, собравший на свою кампанию самых разных конструктивно настроенных единомышленников, может стать общеоппозиционным лидером в огромном округе с миллионным населением. Мы работали и с другими левыми депутатами и политиками например, с Виталием Боварем в СПб, выдвигали своих кандидатов, например, Кирилла Шумихина в Ижевске. В 2022 году мы поддерживали близкий нам проект «Выдвижение».

Выборы — возможность работать в проекте с расписанным графиком и достижимым результатом. Это необходимый опыт для левых групп, которые обычно действуют в чрезвычайном, реактивном режиме, пытаясь отвечать на хорошо спланированные, поддержанные огромными ресурсами инициативы власти. Кроме того, выборы — это возможность контакта с жителями, которые, несмотря на массовую деполитизированность, испытывают гораздо больше доверия и интереса к кандидату в депутаты и его команде, чем к сторонним активистам, чьи цели и мотивы для людей чаще всего непонятны и подозрительны.


Становиться публичным политиком, всерьез участвовать в выборах, бороться за роль народного представителя — личное решение человека, серьезный и обычно неотменимый жизненный выбор. Левые организации в РФ практически не порождают политиков, туда приходят за другим: за групповой идентичностью, за коллективной борьбой за большие революционные программы. Высокие ставки при отсутствии адекватных средств часто оборачиваются выгоранием и разочарованием.

Поэтому так важна общая работа левых политиков с их электоральной, медийной практикой и активистских групп с их теоретическим, историческим, идейным горизонтом. Выборы — основная площадка такого сотрудничества и то, чем нам еще предстоит заниматься в том или ином варианте, но, конечно, это не самоцель. Итогом должно стать формирование общей среды и в итоге общей организации — из политиков, активистов, экспертов, из тех, кто с пользой для себя прошел через сотрудничество с КПРФ, и тех, кто всегда был настроен на создание альтернативной левой инфраструктуры. Полномасштабная война нарушила многие планы, но и ускорила консолидацию здоровых — антивоенных и демократических — левых сил. РСД всегда инициировало этот процесс и сейчас играет в нем особенную роль.

Саша Давыдова, активистка РСД

В день начала полномасштабного вторжения в Украину участники и участницы РСД вышли на уличные протесты против войны. Вспоминаю, как мы спешно печатали листовки и раздавали их на улицах, стояли в одиночных пикетах. Некоторых забрали в автозаки. Протесты прошли, но уже в тот же день было очевидно, что война кардинально меняет условия игры. Политические изменения в системе поставили любые организованные политические действия в еще более жесткие репрессивные рамки, нежели когда-либо ранее.

Существуя внутри законодательства военного времени, нам пришлось приспосабливаться к новым реалиям. С 24 февраля одними из основных задач стали: не подставить товарищей, обеспечить безопасность, сохранить организацию. Встал вопрос, как действовать, но РСД во время войны осталось верно себе. Участники и участницы движения делали выбор — уезжать из России или не уезжать, но большинство из них осталось в активизме.

С 2022 года РСД выросло как левое медиа, и наша повестка тоже расширилась. Мы начали больше думать и говорить о деколониальности, стараться сдвинуть оптику дискуссии внутри оппозиции влево. Мы продолжили вкладывать силы в профсоюзную повестку и поддерживать независимые профсоюзы. Наши активистки ярко продвигали соц.феминисткую повестку: сделали зин о материнстве, выходили на акции против гендерного насилия, устраивали агитационные кампании против консервативных атак на женскую телесную автономию. В просветительской сфере РСД проводило школы для сторонни:ц, устраивало ридинги. Мы работали над тем, чтобы не замыкаться на самих себе, не оставаться в изоляции, а сдвигать оппозиционный дискурс в сторону леводемократической повестки: говорить о вопиющем неравенстве, писать о забастовках и о нарушении трудовых прав, агитировать против ультраправого насилия и так далее.

В разных городах происходило также и горизонтальное объединение с другими инициативами и фондами для мероприятий вроде гуманитарных сборов женщинам, заключенным в российских тюрьмах, или сборов для написания писем политзаключенным. Продолжилось наше участие в городских кампаниях против реновации и застройки парков в Санкт-Петербурге.

За рубежом РСД выстраивало интернациональные солидарные связи с другими левыми организациями. Вне России активист:ки могли себе позволить открыто выйти с лозунгами против империализма, на Первомай встать в один ряд в профсоюзами, организовывать антифашистские демонстрации и акции солидарности с российскими политзаключенными.

Иноагентство стало местью именно за акцию «Справедливый мир» во время президентских «выборов». Эта кампания была за голос против всех и одновременно социалистической программой-минимум, которая объединила левых в коалицию (а объединиться левым — это само по себе успех). Кампания за справедливый мир сочетала в себе легальное политическое действие и активную полевую агитацию, которая при этом не легитимировала так называемые выборы, полностью срежиссированные Кремлем. Я считаю, что их итоги показывают, что наша позиция оказалась наилучшей из имеющихся, поскольку ставка на одного из искусственных кандидатов (в частности, Даванкова) никогда не могла стать зеркалом протестных настроений. Кампания «Справедливый мир» была направлена на объединение и политизацию голосов требующих мира, равенства и справедливости. И этот потенциал не будет утерян.

Рекомендованные публикации

Книжный рынок в России
Книжный рынок в России
Экология или этничность?
Экология или этничность?
«Я не оставлю свой район»
«Я не оставлю свой район»
Университеты Калифорнии за Палестину
Университеты Калифорнии за Палестину
О текущем моменте в индийской политике
О текущем моменте в индийской политике

Поделиться публикацией: